Расшифровка письменности Майя

Диего де Ланда — францисканский монах, Ему исполнилось только 38 лет, а между тем духовная власть  распространялась над обширнейшей территорией. Инквизиция по всему Юкатану — уничтожение языческих святынь «решение первого првенциала». В окружении был индеец Чи из знатного рода в крещении Гаспар Антонио — верноподданный католик , не смог убедить де Ланду, что книги не опасны, там только знания.

12 июля 1562 года — великие книги индейцев Майя были сожжены.

Расследовать страшные деяния де Ландо был призван епископ Тораль. Он был поражен жестокостью и приостановил преследования индейцев.

Диего де Ланда предстал перед советам по делам Индий в Испании — его оправдали и он вернулся в Мексику епископом.
Так фанатик монах, приведенный в ярость своим бессилием искоренить среди индейцев языческую веру, похитил у человечества историю целого народа.

Аббат Шарль Этьен Брассер де Бурбур — известный французский американист — находит  манускрипт, в библиотеке Мадридской академии истории неприметные тетради. Читает и перечитывает название: год 1566, но не оригинал «Сообщение о делах в Юкатане, извлеченное из сообщения,которое написал брат Диего де Ланда ордена св. Франциска». Сомнений нет — текст староиспанский, по-видимому середины XVI века.

Находка означала великую удачу — вернее, закономерный результат настойчивых поисков французского аббата и ученого. Она открывала след, который вел к древним майя. По иронии судьбы этот след, эту «тропинку» отдавал в руки человечества тот, кто уничтожил важнейшие документы для изучения истории народа майя, их рукописи. Копия, переписанная 1616 году.

Диего де Ланда сжег рукописи майя в 1562 году. Брассер де Бурбур обнаружил манускрипт через триста лет, в 1863 году.

Он рассказал о быте, обычаях и религии народа, о том, чем питались майя, как одевались и что строили, чему радовались и отчего печалились; как женились, воспитывали детей и хоронили умерших; описал их ремесла, торговлю, земледелие и даже правосудие. Но больше всего внимания Ланда уделил разоблачению их веры. Его подробные, хотя и тенденциозные, ведь он был католическим монахом, записи довольно полно раскрывают духовный мир майя, мрачный и откровенно жестокий во всем, что касалось их религии.

Диего де Ланда и его «Сообщение о делах в Юкатане» сегодня, как и сто лет назад, стоят в центре всех исследований, которые связаны с историей и культурой древних майя

Первым приступил к чтению знаков письма майя сам Брассер де Бурбур, но ему удалось только, прочитать список дней календаря майя.

1881 году знаток древневосточных письмен Леон де Рони предпринял первое серьезное изучение. Работы Леона де Рони продолжил американский ученый Сайрус Томас, слишком вольно поняли маянский алфавит. переписчики рукописи Ланды, они все же сильно исказили знаки «алфавита», и отождествить их с древними иероглифами было чрезвычайно трудно. Именно поэтому оба ученых допустили серьезные палеографические ошибки.

Ошибочное определение рисунка знаков породило утверждение, что письмена майя нельзя читать, как, скажем, древнеегипетские или китайские иероглифы, ибо им не соответствуют какие-либо единицы языка, а можно лишь толковать тот или иной знак. Следовательно, говорили ученые, письмо майя является иконографическим, то есть каждый знак или группа знаков — это «икона», изображение чего-то совершенно конкретного, а раз так, толкование одного знака ни на йоту не поможет толкованию другого

Идейным вождем этих ученых стал американский профессор Эрик Томпсон, многие годы считавшийся непререкаемым авторитетом в науке о древних майя. Он громил любую попытку доказать, что письменность майя иероглифическая, используя для этого ошибки своих оппонентов, главным образом в палеографии, иными словами, в умении правильно определить рисунок знака или их сочетания. Томпсон безапелляционно объявил, что Ланда ошибся в попытке получить алфавит майя у своего «консультанта», ибо знаки майя обычно передают слова, изредка, может быть, части сложных слов, но, решительно настаивал Томпсон, не буквы алфавита.