Ацтеки

Племена нахуа, овладевшие Анахуаком после падения толтеков, были известны под именем «чичимеков» — слово, первоначально означавшее «варвары». По преданиям, у них было семь племен, из которых одно двинулось ка восток и осело в Тласкале, а остальные шесть поселились в долине у озер, грабя и порабощая прежних обитателей. Вскоре долина оказалась перенаселенной, и в течение нескольких столетий в Анахуаке велись мелкие племен­ные войны. Первым установило свое верховенство над другими народностями долины племя аколуа, жившее в Тескоко. Вожди аколуа стали господами Анахуака. Они построили для себя дворцы, бани и сады и покровитель­ствовали культуре, тщательно сохраняя все, что осталось от науки толтеков. Впоследствии, с ростом могущества тепанекского города Ацкапоцалько, аколуа отошли на второй план. В начале XV в. Тескоко был вынужден пла­тить дань тепанекам, а его вождь Несауалкойотл был изгнан. Но тепанеки оказались такими тиранами, что другие племена нахуа объединились против них, и в 1431 г. Ацкапоцалько был разрушен. На месте города был устроен рынок рабов, а Несауалкойотл вернулся и властвовал сорок лет в качестве касика Тескоко. Он отличался справедливостью, верой в божественное един­ство, враждебным отношением к человеческим жертвоприношениям и любовью к науке. Сам он был поэт; сохрани­лись его размышления о превратности человеческой судь­бы. Он оставил после себя славу мудрейшего из мекси­канских .правителей.

Во время войны с тепанеками Несауалкойотл был вы­нужден вступить в союз на равных условиях с другим племенем нахуа — племенем, которому вскоре предстояло стать сильнее аколуа и далеко превзойти другие мексикан­ские народности в отношении человеческих жертвоприно­шений и жажды власти. Это были ацтеки. Последние из семи племен, вступивших в Анахуак, они долгое время бродили, как отверженные, в юго-западной части долины, нанимаясь на службу к вождям различных племен. Небла­гоприятные условия лишь усилили их честолюбие и вер­ность своему племени. Военная доблесть стала главным смыслом их существования. Под руководством жрецов своего племенного божества Уицилопочтли, которые по­велели им селиться там, где они увидят орла, стоящего на кактусе и подпирающего змея, они осели и построили свой город Теночтитлан на двух маленьких и непривле­кательных островках посреди озера Тескоко. Это про­изошло, вероятно, в 1325 г.; в течение последующих 100 лет ацтеки попрежнему были отверженными, платили дань Тескоко или Ацкапоцалько и питались жившими в воде пресмыкающимися и отбросами, скоплявшимися на поверхности озера. Войны между аколуа и тепанеками пэзволили им завоевать независимость. Три города — Тес­коко, Теночтитлан и Такуба — образовали союз, в котором Теночтитлан вскоре занял господствующее положение.

Под руководством даровитых вождей — Ицкоатла, Монтесумы I, «небесного стрелка», Ахайякатла, Тисока и Ауицотла — ацтеки завоевали господство над другими народами долины, а затем перешли через горы и стали соЕершать захваты далеко во всех направлениях. Ацтек­ские войска покорили племена отоми и тотонаков, оже­сточенно сражались с тарасканами и тласкаланами и через страну сапотеков проникли на 500 миль к югу до самого перешейка Теуантепек. Побежденные племена сохранили своих вождей, хотя часто им приходилось держать у себя ацтекские горнизоны и давать земли ацтекским вель­можам. Ацтеки даже предпочитали, чтобы эти племена периодически восставали, а они, ацтеки, имели возмож­ность вновь покорять их. Но от покоренных племен тре­бовали, чтобы они поставляли людей для жертвоприноше­ний во славу Уицилопочтли и платили дань натурой — маисом и рыбой, золотыми украшениями и черепахами, диковинными птицами и животными — для потехи ацтек­ских вельмож и украшения ацтекской столицы.

Обогощенный добычей, награбленной в многочислен­ных победоносных войнах, Теночтитлан стал великолепным городом, с которым едва ли могли равняться столицы Европы. К концу XV в. его население составляло при­мерно 100 тыс. чел. Благодаря изобретению пловучих садов и вбиванию свай в дно мелководного озера, острова постепенно расширялись, между домами стали проходить каналы. Два каменных акведука снабжали город питьевой водой из Чапультепека. С сушей его соединяли три бетон­ных дамбы в 30 футов шириной, а к востоку от островов, через озеро Тескоко, была построена плотина длиной в 7 миль, которая разрезала озеро надвое и защищала Теночтитлан от наводнения в случае внезапного подъема воды. В южной части города была построена широкая на­бережная, освещавшаяся по ночам пылающими жаровня­ми. Туда на флотилиях челноков приезжали крестьяне Анахуака, привозя дань маисом, плодами и цветами. Ацтекские вельможи жили в домах из красного или белено­го камня, построенных вокруг открытых внутренних дво­ров, с фонтанами и цветниками, с садами на кры­шах. В северной части города, Тлателолько, имелся боль­шой мощеный рынок, окруженный каменной колоннадой; там ацтекские купцы выставляли на продажу все продук­ты разных народностей Мексики. Здесь были медь и ва­ниль, каучук и кошениль, глиняная посуда и ткани, рабы и звери, мозаика из птичьих перьев, которую делали тарасканы, и выгравированные на золоте и нефрите украшения из страны сапотеков.

На пересечении трех дамб была расположена храмо­вая территория, окруженная стеной в 8 футов высотой и украшенная сверху каменными изображениями змей. На этой территории было сорок храмов, построенных не только в честь Уицилопочтли и его брата, толтекского бога Тескатлипоки, но также в честь богов покоренных племен, которые были допущены в ацтекский пантеон на второстепенные места. Ацтеки не знали еще религиозной нетерпимости, и даже Кецалкоатл, несмотря на то, что он покинул Мексику и оказался не в состоянии отменить че­ловеческие жертвоприношения, имел свой храм и своих жрецов. Над храмовой территорией господствовала пирамида вышиной почти в 100 футов, занимавшая площадь более двух акров. На ней был построен храм Уицилопочтли. Освящение этого храма в 1487 г. ознаменовало вершину могущества ацтеков. Длинные ряды жертв — по преда­ниям 20 тыс. — тянулись по ступеням пирамиды, по ули­цам города и по дамбам, и несколько смен облаченных в красные одежды жрецов в течение многих часов труди­лось над ними.

По мере роста мощи ацтеков их касик, избиравшийся комитетом вельмож из членов правящей семьи, постепен­но приобрел полумонархическую власть и стал объектом религиозного поклонения. Между касиком и жрецами Уицилопочтли всегда существовало полное согласие. Касик назначал жрецов, а верховный жрец обычно на­следовал его власть и был главнокомандующим ацтекски­ми войсками. Ко расстояние между касиком и рядовыми членами племени все более увеличивалось. После избра­ния касик следовал в храм Уицилопочтли, где жрецы умащали его с ног до головы черными благовонными мас­лами, а толпы людей у подножия пирамиды пели гимны и приветствовали нового вождя. После этого он четыре дня проводил в молитвах и посте, часто купаясь и пуская кровь из своих ушей и языка. Затем его короновали вен­цом из золота и перьев, а Уицилопочтли приносились в жертву гекатомбы пленников. С этих пор к касику относи­лись как к воплощенному богу. Никто не смел взглянуть ему в лицо, и в его присутствии все должны были ходить босыми. Он жил в большом каменном дворце, где имелось три площади и сто комнат, а воздух был насыщен благо­вониями от горящих курильниц. Он ел в одиночестве, обслуживаемый вельможами, которые поддерживали над­лежащую температуру его пищи при помощи жаровен, наполненных раскаленными угольями. Когда он покидал дворец, его несли в паланкине или он шел, опираясь на плечи членов своей семьи. Для его развлечения имелся гарем, коллекции диковинных зверей, птичник с образца­ми всех птиц Мексики и большие цветники с фонтанами под сенью кипарисов в Чапультепеке и Уастепеке.

Эта быстро выросшая держава погибла столь же вне­запно. К концу XV в. она уже миновала свой кульмина­ционный пункт. Племя тараскан из Мичоакана и энергич­ные горцы нахуа из Тласкалы сопротивлялись всем по­пыткам завоевать их. Сапотеки уже добились независи­мости. Ацтекские войска, шедшие к Теуантепеку, потерпели поражение от сапотекского вождя, который ждал их в засаде на вершинах гор, господствовавших над перевала­ми, ведущими к югу. Тескоко начинал возмущаться против верховенства своего союзника, а народ чалько на юго-востоке долины ждал первого повода, чтобы восстать. Тем не менее, Уицилопочтли всегда торжествовал, и, ка­залось бы, не было причин сомневаться, что все угрозы господству ацтеков будут отражены. Когда ацтекский касик взирал с вершины пирамиды Уицилопочтли на го­род, так быстро и блистательно вознесшийся из вод озе­ра Тескоко, на долину Анахуак, окаймленную горами, с ее 50 цветущими городами, и думал, что на востоке, за дымящимся конусом горы Попокатепетль, и на юге за вершиной горы Ахуско — от моря до моря и от пустырь севера до джунглей Чиапаса — ни одно известное ему племя не может сравниться с ацтеками, он вполне мог быть уверен в том, что людей ему бояться нечего. Если держава ацтеков будет уничтожена, то уничтожат ее не люди, а чужие боги, наделившие своих почитателей сверхъестественными силами.